Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Наследсвенные ассоциации

В ходе разнообразных дискуссий было высказано соображение, что зависимость между Н-2 генотипом и болезнями может определяться даже не самими генами белков ТС, а более широкими наследственными ассоциациями, определяющими целый комплекс реакций организма. В эксперименте было установлено, что в состав локуса Н-2 у мышей входят множественные гены, кодирующие не только состав белков ТС, но и влияющие на активность работы ряда желез внутренней секреции. Следовательно, генетическая клавиатура этого региона очень индивидуально диктует лейтмотив каждой из многих групп защитных клеток и одновременно накладывает отпечаток на звучание хора общих реакций организма. Ассортимент белков ТС на внешней мембране клеток достаточно полно отражает (а возможно, и определяет) функциональный тонус жизненно важных центров и напряженность реакций на периферии организма. Стоит ли удивляться, что каждый конкретный антиген (патоген) вызывает столь же индивидуально окрашенный ответ - иммунологический, метаболический, возрастной и т. д.

Изучение связи белков системы НLА с заболеваниями началось в середине 60-х гг. и происходило одновременно с экспериментальными исследованиями. Система НLА изучена сравнительно хуже, чем локус Н-2 у мышей, поэтому многие наблюдения пока носят предварительный характер и дают основу лишь для предположений. Данные, полученные при изучении распределения у здоровых и больных людей антигенов НLА 1-го класса, не позволили сформулировать выводы по большинству изучавшихся заболеваний. Да это и неудивительно, ибо антигены, встречающиеся у каждого второго, третьего, пятого здорового человека, будут столь же часто обнаруживаться и при распространенной патологии (онкологические, инфекционные, метаболические заболевания). Некоторые отличия удалось проследить при сравнительно редко встречающихся видах патологии и при анализе антигенов НLА 2-го класса (их расшифровка у человека еще не завершена).

Так, оказалось, что антиген В27, нечасто встречающийся у здоровых жителей европейских стран, присутствует у больных разными видами костно-суставной патологии почти в 90% случаев. Показательна в этом отношении болезнь, которую называют анкилозирующим спондилитом (от греч. «спондилос» - позвоночник й «анкилос» - кривой), или болезнью Штрюмпеля-Бехтерева-Мари. Именно эти врачи - немецкий терапевт А. Штрюмпель, русский невропатолог В. М. Бехтерев и француз П. Мари в разное время описали симптомы этого воспаления наиболее подвижных шейных и грудных позвонков, завершающегося неподвижностью многих суставов тела с гаммой нервных расстройств. В народе эту болезнь называют «каменной», так как процесс окостенения подчас захватывает и эластичные связки. Ею страдали Джек Лондон и Николай Островский, но до сих пор радикальных лекарственных методов лечения этого заболевания не найдено.

Показательно географическое распределение белка В27 и частоты заболевания спондилитом. У негров и аборигенов Австралии В27 практически не встречается, не болеют они и спондилитом. Напротив, у североамериканских индейцев нередки и В27, и анкилозирующий спондилит. У японцев эта болезнь «метит» исключительно носителей В27, среди здоровых японцев аллель В27 отсутствует.

Не столь часто, но у молодых мужчин отмечается характерная триада симптомов: расстройства мочеиспускания, воспаление слизистой оболочки глаз и боли в суставах. Первым эти отдельные проявления связал в единую болезнь немецкий врач Рейтер, с тех пор синдром Рейтера означает определенное заболевание. Иммуногенетические исследования, проведенные через десятилетия, лишь подтвердили правильность заключения опытного диагноста: этот синдром развивается только у носителей белка ТС В27.

Связь между поражениями тканей опорного аппарата и одним из белков ТС заставила экспериментаторов найти общее между, казалось бы, разными заболеваниями. В крови больных людей с В27 были найдены антитела к редкому грамотрицательному микробу из труппы Кибселла, инфекционная активность которого раньше у человека отмечена не была. Сейчас появились основания считать, что столь различные симптомы и заболевания у носителей В27 связаны с тем, что именно эта молекула служит объектом паразитирования определенной группы микроорганизмов. Распространение этих микробов и чувствительности к ним делают некоторые формы артритов «главным поставщиком инвалидов».