Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Отрытие Карла Ландштейнера

14 ноября 1901 г. в журнале «Винер Клинише Вохеншрифт», издаваемом обществом австрийских врачей, былаКарл Ландштейнер опубликована небольшая статья под названием «О явлениях агглютинации нормальной крови человека». Статья начиналась словами: «С некоторых пер я наблюдаю и уже сообщал о том, что сыворотки крови нормальных людей зачастую способны склеивать (агглютинировать) красные кровяные тельца других здоровых индивидов...»

Автором этой системы был 33-летний ассистент профессора патологоанатомического института при Венском университете Карл Ландштейнер, застенчивый, целиком поглощенный своей работой молодой человек. В 7-летнем возрасте лишившийся отца, Ландштейнер с детства отличался вдумчивостью и прилежание. С 1885 г. он изучал химию и медицину в Вене, Мюнхене, Цюрихе; свой путь в медицине начинал в венской хирургической клинике. Вероятно, уже тогда бессилие медицины перед множеством заболеваний зародило в нем разочарование выбранным делом - Ландштейнер оставил хирургию и занялся теоретическими вопросами общей патологии и бактериологии.

После открытия в 1628 г. Вильямом Гарвеем системы кровообращения врачи многократно пробовали вводить в вену старых или больных людей свежую или здоровую кровь, т. е. предпринимали переливание кропи. Не всегда это хорошо кончалось. Статистика свидетельствовала, что в одном только 1871 г. из 263 пациентов, которым переливали кровь, 146 скончались... Немецкий хирург Теодор Бильрот, вошедший в историю медицины как автор двух оперативных способов удаления желудка по поводу рака, в конце XIX в. первым высказал предположение, что существуют различные типы крови, несовместимые друг с другом. Но то была лишь гипотеза.

...Зимним днем 1900 г. Ландштейнер взял кровь у себя и пяти своих коллег, с помощью центрифуги отделил сыворотку от кровяных телец, а затем смешал каждую сыворотку с образцами эритроцитов от всех других лиц. В одной из пробирок произошло «склеивание» эритроцитов, в других - нет. Так Ландштейнер определил три группы крови, обозначив их буквами А, В, С. Факторы сыворотки он назвал агглютининами (склеивателями), а свойства эритроцитов - агглютиногенами.

Как писал биограф Ландштейнера Пауль Шпейзер, открытие Ландштейнера встретило, мягко говоря, лишь сочувственную улыбку. Мысль о том, что в крови человека происходит борьба двух противоположных сил, показалась настолько невероятной, что сначала автору пришлось преодолевать каменную стену неверия и сомнений.

Но уже через год доктора Андриано Штурли и Альфред фон Дескателло подтвердили открытие Ландштейнера и наткнулись на еще одну, четвертую группу крови, которую они обозначали как «не имеющую типа». Повторно эту группу крови «переоткрыли» в 1908 г. чех Я. Янский и американец В. Мосс. После некоторой путаницы в 1911 г. профессор из Гейдельберга фон Дунгерн и его ассистент Людвиг Хиршфелд предложили унифицированное обозначение групп крови: группа С, по Ландштейнеру, стала группой 0, а «не имеющая типа» стала обозначаться группой АВ. Позднее было показано, что 40% населения европейских стран имеет группу крови II (или А группу), 40% - группу I (0), 15% - группу III (В) и лишь 5% - группу IV (АВ).

Ландштейнер был кабинетным ученым, а не тем, что в наши дни принято называть «пробивателем». Истинную ценность сделанного им открытия постигло лишь следующее поколение. Но, продолжая работать со своим постоянным лаборантом Царичем, Ландштейнер сделал еще два.важных дополнения к науке о группах крови: он открыл специфичность действия анти-А и анти-В факторов и способность эритроцитов абсорбировать, или удерживать на своей поверхности, сывороточные факторы (антитела).

В 1930 г. Ландштейнеру за открытие групп крови была присуждена Нобелевская премия. К тому времени он уже охладел к работе с клетками крови. Разразившаяся в Европе в 1908 г. эпидемия полиомиелита побудила его заняться изучением этой болезни. Ландштейнер первым перенес в эксперименте эту страшную болезнь на обезьян, доказав, что полиомиелит является следствием проникновения в организм определенного вида вируса. В 1921 г. ученого на весьма почетных условиях пригласили в Рокфеллеровский институт Нью-Йорка, на фронтоне которого было выбито обращение к цвету ученых, собравшихся в стенах этого учреждения: «Ваше дело - исследовать и мечтать. Не спешите добиться немедленных практических результатов. Не вы, так следующие сделают это». Сам Ландштейнер, как никто другой, был поглощен своими исследованиями. Н ньюйоркской квартире и на даче в Нантаксте, которую он приобрел на премиальные деньги, Ландштейнер специально не ставил телефона. И в старости он не изменил своей с детства воспитанной глубокой внутренней сосредоточенности; когда кто-либо из окружающих его людей нарушал тишину, Ландштейнер резко его одергивал: «Кто там свистит?»

С 1939 г. Ландштейнер официально вышел на пенсию. Но это не означало отстранения от дела. Наоборот, он предпринял отчаянные попытки разобраться в существе онкологических заболеваний, ибо его жена страдала раком щитовидной железы. Но ученый умер от сердечного приступа раньше своей жены, так и оставшись основателем гематологического, но не онкологического направления.