Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Восприятие чужого

После того как в 1894 г. в Берлине ассистент знаменитого Роберта Коха Р. Пфейфер описал факт лизиса холерного вибриона в сыворотке крови привитой этим микробом морской свинки, началось повальное, длившееся почти полвека увлечение биологов невидимыми антимикробными факторами - антителами. В 1900 г. И. И. Мечников обнаружил антитела против сперматозоидов человека. Умами ученых надолго овладела мысль, что именно жидкости защищают нас от всех чуждых белков. Теории образования антител стали теориями иммунитета. И только в 40-х гг. стало очевидным, что антитела служат лишь одним из факторов иммунологической защиты, подчас не самым главным.

Питер Медавар родился в Бразилии, но получил образование в Оксфорде. Во время второй мировой войны он занимался пересадками кожи обожженным английским летчикам. Как и многие до него, Медавар наблюдал гибель донорских трансплантатов, поэтому в экспериментах на кроликах он пытался выяснить главную причину, отличающую судьбу собственного и донорского кожных лоскутов. Медавар в отличие от предшественников рассматривал под микроскопом кожные трансплантаты в разные сроки после пересадки. И он увидел то, что проходило мимо внимания других исследователей: аутотрансплантат приживал после того, как в него врастали кровеносные сосуды, а чужой трансплантат после этого погибал.

Непосредственными виновниками его гибели были белые кровяные тельца, которые выходили из сосудов и заселяли всю толщу трансплантата. При внимательном их изучении Медавар установил: это были исключительно лимфоциты, они умерщвляли пересаженную ткань через 10-12 дней, а при повторной пересадке от того же донора - через 4-5 дней. Были все основания считать, что механизм отторжения чужеродных тканей принадлежит к категории активно приобретенных иммунологических реакций, и в 1944 г. Медавар опубликовал этот вывод в печати.

Война закончилась, но Медавара не оставили мысли об иммунитете к чужим клеткам. Почему же к собственным белкам организм терпим, толерантен, а к чужим так быстро становится агрессивным? Когда формируется эта способность отличать «свое» от «чужого»? Ставший к этому времени профессором кафедры зоологии Медавар вместе со своим ассистентом Рупертом Биллингхэмом и студентом Лесли Брентом ставит эксперименты на инбредных мышах. Они стараются найти пути практического воплощения гипотезы директора исследовательского центра в Мельбурне Макферлана Бернета о том, что способность к иммунному распознаванию формируется у эмбриона.