Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Пересадка почек

Иначе, как экспериментами в клинике, не назовешь и первые пересадки почки. Об операции Ю. Ю. Вороного в 1934 г. мы уже говорили. В 1947 г. на пересадку почки решился американский хирург Чарлз Хафнейгель, которому ассистировал в последующем известный трансплантолог Дэвид Хьюм. Их пациенткой оказалась молодая женщина, у которой во время беременности в матке возникла инфекция, распространившаяся на почки. Состояние больной было критическим - ее даже нельзя было переместить в операционную. Почку от трупа подключили к кровеносным сосудам в локтевой ямке. Через 2-3 дня состояние больной настолько улучшилось, что трансплантат можно было удалить. В те времена активно разрабатывалась искусственная почка, Хафнейгель сетовал, что «было очень трудно пробудить у клиницистов интерес к пересадкам - настолько велико было противодействие всяческим попыткам в этом направлении».

Для искусственной почки в нашем Отечестве не нашлось своего Брюхоненко. В 1914 г. сотрудники Института им. Дж. Гопкинса - Абель, Раунтри и Тэрнер сообщили, что способные к диффузии вещества можно удалить из крови животных с помощью диализа. Для этого нужно, чтобы кровь омывала мембрану, по другую сторону которой находился солевой раствор: молекулы шлаков проходят из крови через мембрану и удаляются. В 1946 г. искусственную почку сконструировал голландский врач Кольф, но окончательная ее безопасная модель вошла в клинику в 1950 г. Пациентов, нуждающихся в пересадке почки, теперь можно было подключать к диализному аппарату (гемодиализ). Первый больной, который после гемодиализа получил донорскую почку, прожил после пересадки пять недель.

В начале 50-х гг. бригада хирургов в составе Дэвида Хьюма, Джона Меррилла и Джозефа Мюррея - «бостонская почечная команда», созданная в Гарвардском университете, - приступила к плановой пересадке почки, когда больных брали в операционную не в экстренном порядке, а после специальной подготовки.

И все же хирурги уже осознавали, что без подавления реакций иммунитета, иначе - иммуносупрессии, длительное приживление органа может быть лишь случайным. Из первых 15 реципиентов почки никто не выжил дольше 175 дней, и объяснялось это генетическим несходством организмов. Мюррей в 1954 г. выполнил пересадку почки больному от однояйцевого близнеца, пациент выписался из больницы и вскоре обзавелся семьей. В ближайшие же годы были проведены три десятка подобных операций, и все они закончились вполне благополучно.

Но не каждый больной почечной недостаточностью имеет «про запас» здорового брата-близнеца. Поэтому во избежание драматических последствий отторжения органа с середины 50-х гг. хирурги Америки и Франции стали применять общее облучение реципиента рентгеновскими лучами, подавляющими активность лимфоцитов. Доза порядка 600 рентген считалась достаточной, чтобы снизить активность клеток селезенки, костного мозга, лимфатических узлов и не парализовать полностью защиту против микробов. Несмотря на отдельные хорошие результаты, стабильного продления жизни реципиентов получить не удалось. Эксперимент и клинике продолжался.

В конце 50-х гг. сильнее подавить иммунную реакцию на донорский орган удалось с помощью лекарственных препаратов. Ими  были гормоны надпочечников (преднизолон, кортизон) и препараты, подавляющие обменные процессы в клетках, - антиметаболиты (имуран). После изучения их действия на животных иммуносупрессорные препараты стали назначать в клинике до и после пересадки почки. Вскоре Хьюм и Мюррей сообщили о продлении функции пересаженной от трупа почки до года и даже 2 лет. Количество пересадок почки стало резко нарастать: к 1963 г. их в мире было сделано 244, к марту 1964 г. - 374, к марту 1965 г. - 719... На этом фоне для информированной аудитории очевидным преувеличением казалось ликование нашей прессы по поводу «уникальной операции», выполненной профессором В. В. Петровским 15 апреля 1965 г. Речь шла о пересадке почки от матери ее больной дочери. Тогдашний министр здравоохранения СССР открыл двери клинической трансплантации в нашей стране с 10-летним опозданием.

В 1963 г. в мире жило уже 26 реципиентов почки, соперированных более года назад, в 1965 г. их стало 121, в 1967 г. - 282. Несмотря на очевидные достижения, все же широко используемая схема иммуносупрессии делала опасной незначительную инфекцию, она была токсичной и плохо влияла на кроветворные органы. Только в 80-х гг. швейцарская фирма «Сандоз» выделила из найденного в почвах Норвегии грибка новый антибиотик циклоспорин Л. Он оказался малотоксичным, не отключал полностью иммунитет, а лишь приглушал его действие именно на трансплантат и позволял регулировать силу иммунной реакции. Применение циклоспорина обозначило новую эру в клинической пересадке органов, ибо кризы отторжения при этом новом лечебном подходе стали исключительно редкими.

Эксперименты в клинике постепенно перерастали в будничные хирургические операции.

Поиски донора - это вечный камень преткновения при пересадке почки, а тем более при пересадке сердца и печени. Поскольку почки фильтруют мочу из крови, соблюдение групп крови при их пересадках обязательно. Но такого подбора недостаточно, необходимо исключить резкое различие по белкам ТС. В 60-х гг. белки ТС человека были изучены еще слабо, но исследователи понимали, что кризы отторжения трансплантата легче подавить иммуносупрессорными препаратами, если донор и реципиент хотя бы частично совместимы. При взятии почки от кровных родственников больного проблема решалась сама собой, но в дальнейшем уже не следовало подвергать здорового человека риску, пусть он и был добровольцем. Возможность сохранять некоторое время трансплантат в функциональном состоянии стимулировала в клинике пересадку органа от трупа, но и выдвинула первоочередную необходимость типирования доноров по белкам ТС.