Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Как пахнет отчий дом

Несмотря на сравнительно сглаженное обоняние, у человека ощущение запахов существенно разнообразится психической, эмоциональной и интеллектуальной деятельностью. Мы знаем, как пахнет отчий дом и место нашей работы, театральное фойе и булочная, метро и купе поезда дальнего следования, обувной магазин и стадион. С разной эмоциональной окраской мы воспринимаем запах детей и стариков, запах здоровой физической работы и болезненной немощности.

Кстати, о последнем: еще со времен Гиппократа обоняние помогало врачам в целом ряде случаев диагностике болезней. Земские врачи хорошо различали запахи больных туберкулезом и тифом, сахарным диабетом и дистрофией печени. Существовало даже медицинское напутствие: «Нос впереди лица для того, чтобы проложить путь мыслям». И сегодня ряд медиков считает, что по запаху кожи больного и выдыхаемого им воздуха можно идентифицировать болезнь. При тифозной лихорадке - это запах свежевыпеченного черного хлеба, при желтой лихорадке - запах мяса, при гангрене - запах гнилых яблок.

Медики знают, что страдания, пройденные больным, тоже нередко имеют отличимый запах. Это связано с присутствием в поте микроскопических примесей аммиака, мочевины, глюкозы, продуктов бактериального распада, иногда выделяемых с потом медикаментов. В некоторых случаях запах болезни врач чувствует, даже не открывая дверей больничной палаты. Это чувство, которому не учат, оно приходит с опытом.

Есть люди с повышенной и сниженной обонятельной активностью. В обычной жизни острота обоняния, не являющаяся для нас фактором выживания, может быть стертой. Восприятие запахов повышается при общении с природой; в городе с его задымленным воздухом, оно притупляется. В экстремальных ситуациях опыт, накопленный миллионами лет жившими до нас, дает себя внать, обоняние резко обостряется, если выпадает другой орган чувств - слух или зрение. У слепоглухих запахи играют основную роль в общении с окружающими и внешней средой. Обоняние неожиданно приходит нам на помощь в минуты опасности или в незнакомой обстановке, непривычный запах всегда настораживает.

У млекопитающих и человека обонятельная поверхность увлажнена слизью, вырабатываемой специальными железами. Этот слизистый секрет не только предохраняет полость носа от высыхания, он также увеличивает чувствительность хеморецепторов и как бы задерживает молекулы запахов. Выйдя из парикмахерской или прокуренного помещения, мы еще некоторое время чувствуем прошлый аромат. Вместе с тем во время простуды, когда нос «забит» излишними порциями слизи, мы оказываемся обонятельно маловосприимчивыми. Последнее связано не только с механической преградой.

Слизистая оболочка дыхательного тракта содержит специальные иммуноглобулины класса А, обезвреживающие вирусы и бактерии. Если все же заражение состоялось, то в разбухшую слизистую поступает масса фагоцитарных клеток. Усиленно отделяемая слизь с защитными клетками тесно обволакивает хеморецепторы, хотя повышение температуры тела старается компенсировать этот урон, снижает их восприимчивость. Из сказанного следует и то, что нос, наш орган обоняния, является и одним из форпостов иммунологической защиты.

Но это одна сторона дела - ощущение человеком окружающей сложной гаммы бытовых, производственных и индивидуально-специфических ароматов, возникновение условных обонятельных рефлексов и защитный механизм системы дыхания.

Другая сторона связана с тем, что люди имеют разные, присущие только им пахучие свойства. И здесь мы мало чем отличаемся от иных представителей живого мира. Даже малочувствительный прибор - растворитель, через который пропускают воздух из герметически замкнутого цилиндра, способен определить различия между запахами тела мужчины и женщины. Если сам человек (охотник, следопыт) может по запаху отыскать след другого человека, то не удивительно, что собаки совсем легко справляются с этим делом. В какой бы группе людей ни присутствовал хозяин собаки, даже если эта группа прошла гуськом, ступая след в след, собака всегда безошибочно определит след своего хозяина и направление его движения.

В последнее время учеными предпринимаются попытки создания спектральных анализаторов запахов, позволяющих с достаточной точностью за считанные секунды «расщепить» естественную смесь запахов на составные элементы. Один из таких «искусственных носов», работающий по принципу локатора, исследующего воздух с помощью лазерного луча, сконструирован нашими физиками. Каждая молекула, попадающая в этот луч, оставляет свой след, характерный спектр поглощения, служащий «отпечатком пальца» этой молекулы. В идеальном варианте анализатор позволит узнавать одну разыскиваемую молекулу среди миллионов «посторонних». И кто знает, может быть, завтра такие приборы позволят из общего ароматического облака, окутывающего каждого человека, вычленить те тонкие детали, которые связаны именно с белками ТС.

Присутствие их следов в поте и отделяемом желез не вызывает сомнений. «Искусственный нос» может быть в тысячи раз чувствительнее обоняния даже профессионала-дегустатора, поэтому не звучит фантастичным завтрашнее изучение проявлений индивидуальности в норме и патологии под углом зрения физико-химического анализа запахов.