Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Альтернативы жизни нет

Врачи регистрируют постоянное увеличение процента детей, родившихся с генетическими отклонениями; из всех Жизньмладенцев, появившихся в нашей стране за последние годы, 5% страдают наследственными пороками. В некоторых регионах каждый четвертый новорожденный — аллергик. Смертность от бронхиальной астмы за два последних года возросла в мире вдвое. Заболеваемость туберкулезом в регионах, пораженных СПИДом, подскочила на 30%. Неуклонно растет заболеваемость злокачественными опухолями, сахарным диабетом, поражениями системы крови. Создается впечатление, что болезни стирают нашу индивидуальность, не делая выбора между все возрастающим числом жертв.

Экологический дисбаланс прежде всего нарушает иммунную систему, которая, как никакая другая, связана с внешней средой. Это наиболее уязвимое звено в цепи уже хотя бы потому, что в созревающих лимфоцитах в тысячу раз более интенсивны процессы мутаций, чем в других клетках тела. Иммунная система вынуждена сверх всяких нагрузок реагировать на множество дополнительных белков — аллергенов, токсинов, мутагенов, а ее способности не беспредельны, она истощается. Как бы мы ни отгораживались от природы одеждой или кондиционером, на иммунную систему маску надеть нельзя.

Физические и химические факторы окружающей среды накапливаются в живых организмах. Промышленные красители, пищевые пестициды, атмосферные яды, бытовые аллергены — все они, кроме непосредственного влияния на организм, имеют еще и опосредованный эффект, видоизменяя наши белки ТС, влияя на их углеводный компонент и водородные связи. Редкое заболевание протекает теперь без аллергического или аутоиммунного компонента. А если молекулы, определяющие нашу индивидуальность, постоянно «перешифровываются», то нарушается их распознавание собственными лимфоцитами. Диапазон колебательных движений в системе увеличивается, что ведет к ранней ее изнашиваемости.

Человеческое тело — самый совершенный организм, ибо оно может само себя ремонтировать. Мелкий ремонт — удел тканей, но крупное восстановление всегда связано с безотказностью иммунной системы. Ее клетки вырабатывают ростовые факторы, в частности, необходимые для сращения костей, восстановления мышц, ликвидации ожогов. Эта система создала телесную индивидуальность, и она же ее нарушит, перестанет оберегать, если против нее ополчатся силы природы. В каком-то смысле так и происходит при СПИДе.

Рост врожденных пороков, увеличение смертности среди новорожденных, наконец, очевидно повышающийся процент женщин, не способных нормально выносить беременность,— это грозные симптомы. Естественный отбор в природе зависит от преимущественного размножения приспособленных особей. Когда страдает детородная функция даже у части вида, его естественная история оказывается под угрозой.

Все виды, к которым для примеров нам приходилось обращаться в этой книге, имеют естественную историю, исчисляемую девяти-десятизначной цифрой. Человечество — самый молодой вид, его история на несколько порядков короче. Его прямые предки жили в верхнем ярусе тропического леса и почти не знали врагов. Когда леса уступили место саванне, предчеловек столкнулся с многими опасностями. Чтобы полноценно адаптироваться к ним, людям пришлось тренировать и совершенствовать самое надежное приспособление — интеллект. Именно он обозначил превосходство нового вида; человек — единственное существо, имеющее понятие о будущем, способное предвидеть грядущие опасности.

Расселившись по всей Земле благодаря географическим, климатическим и социальным факторам, человечество достигло необычайного разнообразия. Оно построило города, создало цивилизации и культуры. Но в своем стремлении покорить природу и удовлетворить все растущие потребности люди как бы утратили чувство биологической меры. Разрушение Всемирной Экосистемы, незаметное в первые десятилетия технического прогресса, с какого-то момента стало все ускоряющимся и драматичным. Под угрозой оказались разнообразие самой природы, адаптационные возможности человека. А когда механизмы биологической компенсации достигнутые в ходе долгой эволюции живого, чрезмерно разлаживаются, жизнь оказывается в опасности. Гомо сапиенс может опровергнуть завет Экклезиаста: «Все что Бог творит,— это будет навек».

Единственным противовесом разрушительным процессам является здравый смысл, инстинкт самосохранения индивидуума, общества, нации, человечества. Альтернативы жизни нет, поэтому вся наша надежда на наш общий разум.