Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Живое и искусственное

Человеческое сердце размером с кулак совершает до 100 тыс. ударов в день, «обслуживает» 75 тыс. км кровеносных сосудов тела и сохраняет работоспособность у здорового человека 70 лет, а то и более. Будут ли когда-либо найдены материалы с такой степенью совместимости и надежности? Даже если все технические трудности удастся со временем решить, то не станут ли люди с имплантированным насосом чувствовать себя неполноценными, подобно Железному Дровосеку из сказки «Волшебник Изумрудного Города», который все время искал свое настоящее сердце?

Кристиан Барнард сказал после получения известия об операциях де Вриза: «Я люблю жизнь, но ни за что не соглашусь на искусственное сердце. Пересадка «живого» - да. Но мне не льстит идея быть привязанным к машине до конца своих дней». Тогда де Вриз возражал: «Ответ о качестве жизни может дать только сам больной. Все мои пациенты были так больны, что не могли без труда дышать. Теперь они принимают душ, упражняются на велотренажере, гуляют по коридорам, совершают поездки по сельской местности...»

В этом диалоге обоим врачам трудно отказать в правоте. Пациентам де Вриза нельзя было ждать. Результаты пересадки искусственного сердца показали, что этот этап может быть вспомогательным и необходимым, когда по тем или иным причинам подходящего донорского сердца нет. Для пересадки используют еще бьющееся сердце, а это значит, что должно быть разработано законодательство, соблюдающее все этические и юридические нормы. Промедление в этой правовой части у нас в стране задержало развитие проблемы пересадки сердца в клинике. Но ожидание пересадки может быть связано и с отсутствием донора, совместимого с реципиентом по белкам ТС.

Ретроспективный анализ показал, что лучшие результаты пересадки наблюдаются при отсутствии явной несовместимости. В 1987 г. 19-летний юбилей жизни с пересаженным сердцем отметил 66-летний житель Марселя Эммануил Витриа. Это тот самый француз, который спорил со своим хирургом по вопросам послеоперационного режима, он считал, что лекарства не пойдут ему на пользу без бокала шампанского и привычной прогулки на велосипеде. Витриа пережил и своего хирурга, и всех друзей по несчастью. Случай помог ему получить сердце от донора, сравнительно совместимого с ним по отдельным белкам. Другим повезло меньше, но искусственное сердце повышает шанс дождаться оптимальной комбинации.

Очевидный и продолжающийся прогресс в решений биоинженерных задач вызвал оживленные споры. Сколько времени сможет больной чувствовать себя не немощным стариком, а полным сил человеком, как хотели того хирурги? Какими качествами должен обладать очередной кандидат на получение искусственного сердца, а равно и каким состоянием (установка искусственного сердца пока обходится в 150-200 тыс. долл.). Сможет ли когда-либо эта операция стать массовой, ну хотя бы в такой мере, как вживление электрического стимулятора сердца?

Все эти дискуссии, заметим, касаются лишь сердца, даже самой очевидной его функции - механической (в последнее время получены доказательства эндокринной функции сердца, гормоны которого расширяют кровеносные сосуды и увеличивают выделения натрия почками). А проблемы пересадки других органов-печени, легких, почки вообще не будут сняты с повестки дня, так как заменить их искусственными машинами люди еще долго не научатся. И все горькие дни хирургов, отчаяние пациентов и их близких, поиски головокружительных имитаций только из-за одной и ясной всем трудности: биологической несовместимости тканей.

Нельзя не признать, однако, что уже в 80-х гг. процент удачных пересадок сердца, да и других органов, резко повысился. Это было всецело связано с применением в клинике иммуносупрессорного препарата нового поколения - циклоспорина А, уже упомянутого в этой книге. Это сравнительно нетоксичный препарат, который не подавляет тотально весь иммунитет реципиента, а как бы маскирует белки ТС пересаженного органа, усмиряя бурю иммунологического отторжения.