Почему мы не похожи друг на друга

Очерки о биологической индивидуальности

Белки тканевой несовместимости отличают каждого из нас от окружающих и от всех живущих на планете людей. Чем же мы отличаемся друг от друга, в чем причина этой несхожести?

Этот сайт рассказывает о новейших исследованиях и намечающихся перспективах в расшифровке многих секретов биологической индивидуальности организмов.

 

Искусственное сердце

Искусственное сердцеВ начале 70-х гг. энтузиазм хирургов по поводу пересадки органов стал спадать. Этому способствовали объективные причины: отсутствие возможности подобрать вполне подходящего донора для готовящегося к операции больного, а также ненадежность лекарственной иммуносупрессии. Всего лишь за несколько месяцев (редко - лет) пребывания в чужом организме молодое сердце донора с эластичными и широкими артериями превращалось в склерозированный дряхлый мускул. Патологоанатом, вскрывавший Блайберга, отмечал, что более старого сердца он не видел за всю свою практику. У хирургов даже появилось предположение, что пересадка позволяет понять природу старения, так как напоминает одряхление собственных мышц и стенок кровеносных сосудов, наступающее после возрастного ослабления защитных реакций организма.

Сами хирурги поняли: столь звонкие поначалу операции убедили мир лишь в совершенной технике сосудистого шва; вся медицина в целом еще не готова к осмысленному и надежному продолжению трансплантаций. Постепенно число пересадок сердца в мире сократилось до 12-15 в год.

Но еще в пору увлечения ими, в 1968 г., один из пионеров сердечной трансплантации Дентон Кули в качестве предварительного шага перед пересадкой донорского сердца вшил в грудную клетку больного искусственное сердце. Поскольку не было уверенности, что несовершенный в то время механический насос продлит жизнь больного даже на несколько дней, подбор донора проводился с еще большей спешкой. Операция закончилась неудачей.

Однако в умах исследователей поселилась уверенность в том, что прогресс развития биомеханических конструкций может быть достигнут скорее, чем решатся биологические проблемы трансплантации. Уже в 70-х гг. была создана совместная советско-американская программа конструирования искусственного сердца. Через трудности и скепсис («Создать надежное искусственное сердце труднее, чем доставить человека на Луну», - писали газеты) совместная программа приносила заметные результаты.

Операции на телятах, которые сначала жили сутки, затем - месяцы; совершенствование конструкции насоса и мер профилактики околососудистон инфекции... С начала 1978 г. в США, в университете штата Юта, агрегат из алюминия и пластика - «Джервик-7» - испытывался в перекачивании воды в пробном резервуаре. Когда один из подопытных телят прожил с искусственным сердцем 268 дней, создатель насоса Роберт Джервкх воскликнул: «Похоже, что больной может жить год, если он проживет с нашей штукой хоть день!»

2 декабря 1982 г. в американском городке Солт-Лейк-Сити автор второй сенсации 38-летний хирург Вильям де Вриз удалил изношенное и больное сердце у 61-летнего зубного врача Барни Кларка и полностью заменил его искусственным сердцем. Врачи не помышляли о том, чтобы надолго продлить жизнь больного, свой шанс на пересадку ему донорского сердца он уже упустил, в клинику его доставили вертолетом. Перед операцией Кларк подписал документ, в котором его предупреждали об отсутствии гарантий. Де Вриз отметил мужество Кларка: «Какая удивительная воля!»

Но случилось то, на что рассчитывали немногие: через три месяца Кларк в голубой больничной пижаме, соединенный двумя прозрачными шлангами с громоздким компрессором, беседовал перед телевизионными камерами со своим хирургом. Однако еще через три недели механическое сердце пришлось отключить из-за необратимых изменений во внутренних органах больного. Кларк прожил после операции почти 112 дней, механическое сердце, отсчитывающее ровно 75 ударов в минуту, сделало в его груди 13 млн. щелчков.

Хирург без всяких колебаний назвал операцию экспериментом на человеке. Несмотря на сдержанность врачей, в Америке царило ликование, ощущение невероятного свершения, как после выхода астронавта Армстронга на поверхность Луны. Второй пациент де Вриза 53-летний Вильям Шрейдер через несколько дней после операции подключил свое железное сердце к портативному компрессору величиной с репортерскую сумку и гулял с ним по улицам, как с собачкой. Восприимчивые к техническому прогрессу американцы спрашивали себя: а не является ли это первым шагом к дальнейшей имитации всякого человеческого органа и грядущей эре протезной медицины?